?

Log in

Previous 10

Jul. 3rd, 2015

Тина

Тина в колодце… испить бы воды,

зубы дробящей на мелкие льдинки -

ковш из ведра – рассыпая росинки…

тина в колодце. Срубили дубы,

те, что росли возле старого дома.

А остальное – ранимо-знакомо.

Если бы, если… абы да кабы!

Дверь без замка, на крючке – старой спице.

Слух раздражая, скрипят половицы

(были крепки - гость чечётку дробил),

ставни в щелях. Сквознячок здесь хозяин –

Брошенных всеми забытых окраин

(ягод, грибов собирали! Све-ет мил!).

Бродят по дому тоска и усталость.

Пыль, паутина – вот всё, что осталось –

память о тех, кто когда-то здесь жил.

Вот только воздух… пропитан азартом,

тем, где препятствие – школьная парта,

время – препятствие – ждать нету сил…

тем, где удача – орёл или решка,

злость оттого, что взрослеешь неспешно.



Что за пеньки? А-а, срубили дубы…

Тина в колодце… испить бы воды…


Аэлита Кулешова
http://www.stihi.ru/2008/01/23/1370

Чёрная спортивная сумка стоит посреди комнаты

(3-5 января 2008)



Чёрная спортивная сумка стоит посреди комнаты.

- Ты надолго уезжаешь?

- Нет, дня на три всего!

В сумку летят вещи. Попал. А теперь мимо.

Ты улыбаешься, ходишь по комнате.

Я обнимаю твою спину. Вдыхаю волосы.

Ты сжимаешь мои руки в своих:

- Ну, не грусти, я ж совсем скоро вернусь.

Я молча киваю.

И не знаю, как тебе сказать…



Ты – не моё. Твоя жизнь – не моё.

Все, что происходит с нами – не моё.

Наши ссоры.

Наши радости.

Наши разлуки.

Наши бессонные дни и ночи.

Мы: ты и я - все это – не моё..!



Ты смотришь на меня.

В твоих огромных глазах тепло,

И в них отражается мой силуэт.

Я смотрю сама на себя,

Понимая, что рядом с тобой

И сама я – не я.



Не здесь моё место.

Не в этой комнате.

Не в этом доме.

Не в этом городе.

А, быть может, и не в этом мире…



А как сказать? Как объяснить? Не знаю.



Ты уедешь, но вернёшься назад.

А если уеду я?

Куда мне возвращаться,

Если меня, настоящей меня,

Здесь никогда и не было…?


Лика Сойер
http://www.stihi.ru/2008/01/04/3160

Закат

Хочу в глаза твои смотреть и видеть отраженье,

Хочу руками прикоснуться к твоим рукам,

О, дай мне мира теплоту, о, покажи мне восхищенье

И этой жизни чистоте и этим светлым дням.

Безумен мир! В нем видно только тени,

А свет исходит не от всех цветов,

Я вижу тьму, позволь увидеть поколенья

Не через жалость, но через любовь.

Там лица все стоят! О, сколько их осталось!

С улыбкою одной на этот мир глядят,

Движения мертвы, в глазах - чашуйки стали,

И ничего про мир не говорят.

Вот скажут: - Как прекрасно небо! -

Но знают ли они, что души судят там?

Что каждому из нас, наверно, надоело

Стоять перед судом, испытывая страх!

О, как прекрасно, что же слышут люди?

Что птицы пропоют в темнеющих ветвях -

О чем они поют?.. Я знаю, да, я труден,

Не их судить... а свой, свой этот страх!


Алексей Рыбакин
http://www.stihi.ru/2008/01/16/683

Jul. 2nd, 2015

Вариации о пробуждении

ВАРИАЦИИ О ПРОБУЖДЕНИИ



1

Если я и проснусь после этой ночи -

Лучше не надо,

То не иначе «здесь» и «теперь»; как пишет

Немец-философ,

Тот, ограничивший наше существованье

«Здесью-теперью».

Право, не знаю, на что мне твои уроки,

Мудрость земная?



2



Если я и проснусь после этой ночи,

Значит я снова

Временем одержим и в пространство загнан,

Как в мышеловку, -

Ибо, если я мышь, мышеловкой будет пространство,

Время же - кошкой.

Чёрт ли мне в том, что опять и опять начнётся

Повествованье?



3



Если я и проснусь после этой ночи

Снова с мечтою

И любопытством, как Федерико Феллини

После удара, -

Станет влачиться по коридорам и по преддверьям

Серо-белёсым

Смутное существованье-повествованье,

Воля чужая.

Разве, скажите, в своих сновиденьях дома

Тот, кто их видит?



4



Если я и проснусь после этой ночи,

То не иначе в предгрозовом, июльском

Поле полдневном, и вот мне навстречу башней

Движется туча.



И засквозят над башней другие башни,

И заслоится палубами, полами

Небо над небом или сама сетчатка -

Тут не проверишь.



Дальше, в полмига, веткою виноградной

Пламя прольётся, и медленно, с опозданьем

Гром отзовётся, уже заглушённый тут же

Хлынувшим ливнем.



Медленно, с опозданьем, как дальний поезд,

Гром отзовётся, уже заглушённый тут же

Хлынувшим ливнем, нет, хлынувшей в уши кровью -

Тут не проверишь.



Если же - если же я, на дороге лёжа

В поле прозрачном, уже ослеплённый тут же

Хлынувшей ночью, проснусь после этой ночи…

Тут не проверишь.



5



Если я и проснусь после этой ночи,

То не иначе дома, в семьдесят пятом,

В дебрях столетья,

Всем происшедшим, как вещим сном опечален,

Рад возвращенью.

Зелены улицы в мае или в июне,

Несколько их между двумя холмами

В нашей ложбине.

Самая длинная соединяет площадь

С многоступенною воронкою - стадионом,

Рынок и рынок - два городских толковища,

Старых и новых.

С улицами соседствует узкий, мутный,

Сдавленный камнем, окаменелым раствором

Некий поток, его старинное имя

Кажется для таких псевдоримских ритмов

Слишком славянским.

Что до «примет эпохи», я их не помню,

Не вспоминаю, что нынешним, то и прежним:

Будьте забвенны.

Липа да тополь, скамейки, две грозы в сутки,

Родственные объятия подворотен,

Встречные привечают и отвечают,

Много знакомцев.

Некоторые из умерших: живи вторично.

Из нерождённых ещё кое-кто гуляет

В ветхой одёже.

Дальше - за площадью, путь в приграничный город

/Улица кажется утренней, шлях - закатным/,

Будет на то охота, с него начнётся

Повествованье.

Всем предстоящим, как мячиком, я играю,

Волен его повторить, повторить и бросить

В сестринский этот поток со славянским и летописным

Именем: Лыбедь.



Из сборника "Поздняя пропись"

http://www.stihi.ru/2008/01/12/129


Дмитрий Каратеев
http://www.stihi.ru/2008/01/24/353

***

       …Ну…

Зачем? Прошлое тревожить,

Касаясь к жизни ранам снова,

Может встать! Сказать быть может,

Пройдёт всё, и нет былова.



…Но…

Память! Струны напрягает,

Потерянной в веках души,

Только память одна знает,

Все ноты музыки беды.



       …Если…

Уснуть? Там есть печаль,

Взлететь? Нельзя, как жаль,

Бежать? Но куда, в май?

Остановится? Поздно, уже февраль.



…Нет…

Не опущу я усталых рук,

Пусть память в трауре играет,

Пока в сердце, есть стук,

Не упаду, пусть знает.

       …Да!!!




Серёжинька
http://www.stihi.ru/2008/01/29/2983

Jul. 1st, 2015

Как странник плутал я в бескрайней стране...

Как странник плутал я в бескрайней стране,

Но радости, счастья не видел нигде.

Пустые остовы былого жилья,

Нет путнику жизни средь белого дня.

Лишь солнце палило, сжигая меня,

Огонь посылая и жажду себя.

Та жажда желаньем мучит меня,

Меня ненавидя, а впрочем, себя,

Как жаждал я ночи в потоке огня,

И ночь приходила, но только для зла.

Вновь солнце палило - ждало лишь меня,

Во сне похотливо дарила себя.

А жизнь проходила тоскливо моя,

И в ней все хоть любило, но только себя.

Мне все опостыло в потоке огня...



Родник я нашел в бесконечности дня.

Хотя и нашел я родник в той пустыне,

Одною ногою стою я в могиле....


Юрий Фесенко
http://www.stihi.ru/2008/01/07/2317

Никак не научусь прощать измены...

Никак не научусь прощать измены,

Мне бы смолчать, не рваться сгоряча.

Темно в глазах и покачнулись стены

От взгляда с равнодушьем палача.

Никак не научусь хранить обиды,

Как листья, складывая в старенький дневник.

Стучусь где заперто, пороги все оббиты

Слепою бабочкой, во мрак - на твой ночник.

Никак не научусь. Теперь уж вряд ли,

Махну рукой, все сделаю не так,

И сам с собою вновь сыграю в карты-

Останусь с козырями, но дурак.




Константин Григ
http://www.stihi.ru/2008/01/10/1183

Жажда

Румяный хлеб пеку я

На противне теней,

О прошлом не тоскуя,

Чтоб не было больней.

От солнца жухли травы,

Просили пить: «Налей!»

Что ж, четки не считают

Забытых королей.

Я в пригоршне носила

Водицы ключевой

Тому, кто звался сильным, –

Тебе, избранник мой.

И сколько бы ты не пил,

Не сыщешь холодней…

А в пепельнице – пепел,

Как прах души моей…




Саша Горская
http://www.stihi.ru/2008/01/07/181

Гость из форточки

Светила лампа вполнакала,

и лунный свет с небес стекал.

Душа поэтова вникала

в саму себя. Увы, стихам

потечь чего-то всё мешало,

и приходилось попотеть.

Часы показывали шесть

минут второго. Мысль скакала

не как мустанг, а как блоха, -

поэтому была плоха

и радости не доставляла.

Запас терпения иссяк.

Поэт устало встал со стула

и стал рассматривать синяк

под глазом у луны, но дуло

в окно. Он вновь тогда осел.

«Осёл, козёл, - сказал, - мартышка!..»

Но тут Морфея сладко крышка

его накрыла. Он сомлел

и не видал, как рыжей белкой

по небу прыгала луна,

лишь возле самого окна

представ летающей тарелкой.

Поэт не слышал (он храпел),

как кто-то в форточку влетел.

А этот маленький пострел –

всего-то ростом метр с антенной! –

всё тут же мигом осмотрел,

ощупал щупальцами стены,

соскреб известку с потолка,

увидел черновик поэта

и, прочитав, сказал: «Пока

довольно дикая планета.

А жаль беднягу… Не помочь ли?..»

И гость бесстрашно накатал

без прав на то и полномочий,

лишь только изменяя почерк,

сонет, рондо и мадригал, -

всё посвятив своей любимой

с такою неземною силой,

как даже Пушкин не писал.

«Спи, рифмоплёт. Проснись поэтом

И получи своё сполна!

Ну, мне пора. Прощай на этом!»

И – взмыла на небо луна.


Вадим Забабашкин
http://www.stihi.ru/2008/01/08/1106

Всего одно слово

Всего одно слово - взрыв в три мегатонны,

Всего одно слово - дождались патроны,

Всего одно слово - а потом милионы,

Всего одно слово и снова и снова...



Всего одно слово - за чьей то спиной,

Всего одно слово - перед тобой,

Всего одно слово - не откровенно,

А смысл тебе вотрут внутривенно...



Всего одно слово - поймёшь или нет,

Всего одно слово - пока и привет,

Всего одно слово - на всех языках,

Всем миром держат его на устах...



Всего одно слово - волна в голове,

Всего одно слово - тянет из вне,

Всего одно слово - проще простого,

Но чувства важнее звука пустого...


Сергей Нет
http://www.stihi.ru/2008/01/30/45

Previous 10